1970-1979 гг.

70-е, глянем на них бегло – через «лупу времени», предложенную прозаиком Владимиром Киршиным.
1970. Зарубежную эстраду обожали, она к нам тогда просачивалась по капле… На самой вершине господствовали англоязычные исполнители. Боги из богов – надсадные крикуны с мощной бас-гитарой, «drive and shout»… Чистый звук мы прощали только «Битлз».  Вкусы других людей для нас не существовали. Любая чужая музыка для нас была лажа.
«Лажей» — чужой музыкой – для нас было вообще все вокруг: помпа 100-летия Ленина, всенародный субботник, лунный трактор, дурацкие тиражи «Спортлото» по  телеку, конкурсы «А ну-ка, девушки!», «А ну-ка, парни!»..
Наступила эра дефицита…
Сложилась особая, джинсовая субкультура. У нее был свой язык, фольклор…
Отмечали 250 лет орденоносной Перми…
В молодежной аудитории утвердился хард-рок. Слово «ансамбль» устарело, стали говорить «группа»… Модные темы — шумоподавление Долби, квадрофония и цветомузыка. Все шло с Запада, со свистом сквозило через дыры сюда, к нам… Дыры в занавесе множились и расширялись…
Космические новости уже никого не волновали… Нет мяса… Молоко восстановленное… Дефицит конфет…
Новый комсомольский почин – возрождение агитбригад. Это была такая форма самодеятельности – театрализованная якобы сатира…

Гитарное десятилетие кончилось, началась эпоха дискотек…
Кругом был сплошной дефицит, дефицит всего, а нашему генсеку награды некуда было вешать…
В «Каме» открыли программу варьете – настоящий буржуйский кордебалет в плюмажах! В «Элладе» оборудовали элитную дискотеку – билеты через райком комсомола…
Последний год застоя. Все нарывы созрели. В моде словечки «левак» — шабашник; «шабашка» — левая работа; «халтура» — плохо сделанная работа…
Какой-то рокер по фамилии Цой выискался: «Перемен! Мы ждем перемен!..»
Люди покорно терпят пытку очередями, пытку дефицитом: то лампочек нет, то тетрадей, то обоев…
Первые компьютерные игры: «Реверси», «Ковбой»… Слово «офис» еще не слыхали, как и много других слов…

В 70-е традиция камерности сохранялась во многих и многих школах страны. Конечно, в 70-е годы другими были реалии жизни, и творческие прорывы предыдущих десятилетий многое изменили, в том числе и в сознании молодых. Но «камерное время» оставалось  в силе. Дефицит, нехватки всего  на свете, идеологический прессинг, инертность, застой – все это больше волновало и раздражало старших, взрослых. А в школьниках бурлила энергия, всегда свойственная юности.  И еще пришли в школу работать молодые специалисты, вузовские выпускники 60-х годов, а они несли в себе мощную энергетику своего времени. Старшие, опытные педагоги «семерки» принимали молодых коллег приветливо, посвящали в «тайны ремесла», передавали крепкие традиции.

Завучем школы в 1975 г. Стала Людмила Аркадьевна Соболева. При ней началась активная работа по использованию на уроках игровых средств, диапроекторов, кодоскопов и других технических средств, создавались тематические комплексы материалов для учителей и предметные кабинеты как центры накопления методических материалов. Людмила Аркадьевна за 10 лет своей работы поддерживала дух школы, ее лучшие традиции. Жизнь в школе шла напряженно и, вопреки стилю времени, весело.

В школьном музее хранится альбом с фотографиями старшеклассников 70-х – красивых, рослых, веселых. И есть список их фамилий, их комсомольских дел. И есть «Школьная поэма», посвященная, как значится в заголовке, «Нашему учителю и другу Ольге Александровне Черемных». Поэму написал Александр Кетов, выпускник 1980 года, тогдашний комсомольский лидер школы, а ныне профессор Пермского политехнического университета. Приведем здесь строки из нее, но сначала прозу. Пишут, видимо, одноклассники Саши:

«В самом начале 70-х в школу пришла О. А. Черемных. Пришла? Нет, ворвалась! Да, стремительно и ярко, став ее лучшей, прекрасной и неотъемлемой частью. Завуч по воспитательной работе, учитель, интересный, веселый, неунывающий, неутомимый на выдумки, талантливый и энергичный человек»…
А вот отрывок из школьной поэмы:
… О, что за год! Ребята забывали
Про время, и усталость, и покой.
Они борьбе все силы отдавали,
Ведь каждый день – за человека бой…
Быть человеком – это очень просто
И в то же время очень тяжело.
Жить надо так, чтоб детям всем и взрослым
От жизни вашей стало бы тепло…
Жил наш учитель честно и открыто,
Своей борьбой нам зажигая кровь.
В душе ее все воедино слито –
Огонь и нежность, правда и любовь…

Оценка учителя – восторженная, идеалы   — обозначены: «огонь, нежность, правда, любовь…»
И ясно, что на фоне застоя и пропагандистской лжи того времени жизнь в школе бурлила. Ребята и в самом деле были активны, настроены по-боевому. Как же  реализовывалась их энергия, их настрой? Конечно, были разные политизированные игры, их инициировали сверху, они шли по школам всей страны. Но тот огонь, который поминает в поэме Саша Кетов, он полыхал все же в иных делах, в творчестве, в дружбе.

Конечно, были победители всяческих предметных олимпиад. Восьмиклассник Сергей Ландо получил сразу 9 наград: побеждал он соперников на пермских математических олимпиадах, завоевал диплом II  степени на Всесоюзной олимпиаде юных математиков в г. Киеве. Восьмиклассник Володя Глушков отличился на областной химической олимпиаде. Десятиклассники Игорь Сборщиков и Люба  Файнбург стали лауреатами районного конкурса на лучшее сочинение. Ну, а в английском языке мало кто мог соперничать с ребятами из школы № 7.

Шли разные конкурсы, олимпиады. Расцветала, по примеру Студенческой, «Школьная весна». В 70-е годы хор школы № 7 под руководством Т. Е. Чичериной получил диплом на знаменитом в те годы музыкальном фестивале, который проводился в г. Чайковском. Фестивали эти были ярким культурным явлением в жизни края.

В школе появляется клуб искусств. Клуб искусств никогда не был официальным клубом. Это была серия мероприятий, которые проводил  комитет комсомола в буквальном смысле «из любви к искусству». Это были вечера, где музицировали сами ребята и приглашенные гости. Например, однажды пригласили оперного певца – проводили вечер романса. Иногда устраивали концерты силами ребят, обучавшихся в музыкальных школах, иногда читали стихи, свои и любимых авторов. К каждому празднику писали сценарий. Очень часто автором сценариев была Вероника Дукаревич, ныне известная тележурналистка. А управляющий ныне банком Олег Вайсман сочинял сказки для малышей. Процесс сочинительства нередко был коллективным.  На все выпускные вечера сценарии готовили сами. Стихи, песни, юмористические сценки – все это так и лилось рекой. Как правило, это выливалось в «Школьную весну» — конкурс между классами.  «Весна» проходила в три тура: песни и музыка, танцы, драматическое искусство. Была масса победителей, но не было побежденных.

С 1975 года «фестиваль был событием номер один. Участвовали все от 4 до 10-го класса. Костюмы делали сами, зал оформлялся за неделю… Неотъемлемой чертой фестиваля была массовость – пели целыми классами… Публика переживала, зал был всегда переполнен. Любили всех без исключения, но были фавориты: Виктор Кибанов, Вадим Осипенков, Ольга Зуева, Светлана Кулижникова, Саша Батог, Валерий Закалин, Толя Иголкин… Вся школа была поющая…»  

Отрывок из книги Н.Н. Гашевой